Свидетельство Саду Сундара Синга

Рубрика: Свидетельства  ι   Просмотров:6 954

Перед порогом одного европейского дома стоит странный гость: высокая фигура в длинном желтом одеянии, голова окутана большим тюрбаном. Из оливкового цвета лица, окаймленного черной бородой, светятся мягкие, темные глаза: они выявляют удивительный мир, невыразимую доброту сердца. Чужеземец называет служанке, отворившей ему дверь, своё имя: Саду Сундар Синг. С большим изумлением смотрит она ему в лицо, спешит обратно в дом, зовет свою госпожу и восклицает: “Там стоит некто, желающий с Вами говорить, его имя я не могу понять, но он выглядит как Иисус Христос”.

Сундар Синг родился 3 сентября 1889 года в местечке Рампур, в Северной Индии. Он рос в особенно благоприятных материальных условиях. Его родители принадлежали к известному племени Сикх. Их религия – сикхизм (сикх значит ученик), основанная гуру (учителем) Нанаком в 15-м веке, представляет собой слияние индуизма с исламом. Ставши совершенным аскетом, Нанак учил: Бог есть един и всегда и всюду присутствующий. Обряды и жертвы не имеют какого-либо значения. Истинное богослужение, учил он, состоит в том, чтобы каждое утро славить Бога и посвящать Ему своё тело и душу. Он устранил кастовые и религиозные различия. Равенство и братство людей были основами этого учения. К сожалению, в продолжении следующих столетий и эта религия потеряла во многом из своей первоначальной чистоты и простоты. Примешались обряды, и бывшие “ученики” под напором агрессивных магометан, постепенно сами превратились в воинственных “львов” – слово сингх означает лев, — защищая самих себя и свою религию.

Мать Сундара Синга была очень религиозной женщиной и этим оказала большое влияние на внутренне развитие своего сына. Позднее в разговоре со шведским архиепископом Сёдербломом Сундар сказал: “Нас называют язычниками, но представьте себе: моя мать – язычница! Если бы она жила ещё теперь, то совершенно определенно она была бы последовательницей Христа. Уже в своей унаследованной религии она была так набожна и благочестива, что нужно смеяться при слове “язычница”. Она молилась Богу, она служила Богу, она любила Бога гораздо сильнее и искреннее, чем многие христиане”.

Однажды, когда ему одно духовное лицо посоветовало вступить в один из теологических колледжей, он воскликнул: “Я был в лучшем теологическом колледже: сердце матери есть лучший колледж мира”.

В таких условиях в Сундаре Синге рано пробудилось стремление к Богу, истине и вере. Но при всей своей религиозности, религия своего народа не принесла ему желаемого внутреннего удовлетворения и мира. Также и дальнейшие искания в других религиях мира не принесли ему желаемого покоя. Последним тяжелым внутренним ударом в его юной жизни была внезапная смерть его горячо любимой матери. Находясь в возрасте 14 лет, его охватило тогда страшное чувство одиночества и бессмысленности жизни. Отец и его братья не понимали его и не разделяли его сомнений и исканий, находя, что их религия сикхов должна удовлетворять каждого.

В довершение всего, Сундар Синг, посещая поместную миссионерскую школу, перешел в состояние активного противника христиан. Если представлялась возможность, он сжигал и Библию. В таком состоянии он совершенно потерял внутренний мир и чувствовал себя глубоко несчастным. В ночь на 18-е декабря 1904 года он решил самовольно уйти из жизни. Утешая себя, он говорил: “Если я не могу найти Бога здесь, то может я найду Его в другом мире”. В 3 часа ночи, приняв сперва по обряду своей религии холодную ванну, он начал молиться, прося Бога, если Он действительно существует, указать ему истинный путь жизни, в противном случае, не находя выхода, он наложит на себя руки. Он молился долго и упорно. Утром, в полпятого, внезапно осветилась его комната ярким светом. Казалось, что дом стоит в огне. Но это было не так. Он увидел преображенного Христа, отражавшего любовь и величие. Это явление изумило его. Ведь только несколько дней тому назад он глумился на Ним.

На индусском языке он услышал голос: “Как долго ты ещё намерен Меня преследовать? Я явился спасти тебя, ты вымаливаешь истинного пути, почему же ты не вступаешь на него?”. Последняя пелена спала с духовных очей Сундара Синга, и он промолвил: “Иисус Христос не мёртв! Он жив, и Он Сам здесь!”. Он потом говорил: “Я бросился к Его ногам, и в тот же миг меня охватил тот чудный мир, которого я нигде найти не мог.

Это было то счастье, которого я так искал и жаждал иметь, это было само небо!”. Хотя явление исчезло и Сундар Синг встал с колен, но этот мир и счастье души с того момента остались с ним навсегда. В большом возбуждении и радости поспешил он к своему спящему отцу, разбудил его и сказал ему, что он нашел Бога и стал христианином. Отец все это принял как сумасбродство, напомнив ему, что ещё только три дня тому назад он сжег Библию, а теперь объявляет себя христианином. Но Сундар остался непоколебим при этом свидетельстве.

С тех пор прошло девять месяцев. Всё это время Сундар Синг терпеливо и мужественно нес свой крест в своем родном доме, переживая слова Христа: “И враги человеку – домашние его” (Матф.10:36). Больше всего его преследовал его родной брат. Но самую большую внутреннюю боль испытывал Сундар Синг, видя страдающего отца. Все мольбы отца оставить христианство и перейти обратно к своей религии Сундар Синг решительно отклонял, хотя и с глубокой внутренней болью, но он внимал голосу Христа: “Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня”.

Также и в школе, когда учащиеся заметили в нем радикальную перемену, они стали его беспощадно преследовать. То же самое его долей и на улице. Вскоре это преследование, как лавина, перешло и на остальных христиан в этой местности. Они даже были вынуждены убрать миссионерскую станцию и переселиться дальше. Сундар остался один.

Его родственники решили испытать на нем еще последнее средство. Один его очень богатый и высокопоставленный дядя привел его в свой дворец и открыл ему все свои сокровища. “Всё это будет принадлежать тебе, если ты останешься нам верен”, сказал ему дядя. В довершение всего он снял со своей головы тюрбан и положил к ногам юноши, как знак глубочайшего унижения и покорности. Но перед духовным взором юноши сияли лучшие и более высокие ценности жизни. С той болью в сердце, как и во время беседы с отцом, Сундар решительно отклонил предложение своего дяди и возвратился домой. Вскоре он совершил ещё последний акт разрыва со своей кастой: он остриг свои длинные волосы, которые играли большую роль в кастовой жизни Индии вообще и сикхов в частности. Увидя это, отец Сундара в сильном гневе объявил, что он теперь не принадлежит к их семье, он больше не его сын и должен навсегда покинуть их дом.

На следующий день, рано утром, перед восходом солнца, Сундар был разбужен и выгнан из дома. В легкой одежде, без всяких других вещей, лишь со своей так дорого ему ставшей книгой – Евангелием и маленьким припасом съестного начался его новый и тернистый путь жизни. Первую ночь он провел под деревом, дрожа от холода. И всё же его сердце было полно мира. “Это была моя первая ночь на небе. Этот мир мне не мог дать такого мира. Христос, живой Господь, дал мне этот чудный мир. Холод пронизывал меня, я был вытолкнут и голоден, но мною владело чувство, что я объят мощью живого Христа. Присутствие моего Спасителя переменило моё страдание в радость”.

В этом состоянии Сундар просит Господнего руководства, и как ответ на свою молитву он получает вдохновение идти к христианам в местечко Ропур. Придя туда и находясь уже в доме местного пастора, Сундар упал, извиваясь в судорожных болях с большим кровотечением. Яд, примешанный к его дорожной пищи со стороны его родных, начал действовать. Призванный врач констатировал исход смерти. Но Сундар промолвил слабым голосом: “Не может быть, что я теперь должен умереть, так как сказано: “И если что смертоносное выпьют, не повредит им” (Марк.16:18). Сундар стал молиться, и с ним также пастор и другие присутствующие христиане. Прошла очень тяжелая ночь, но утром наступила перемена, и больной юноша почувствовал новый прилив сил. Придя вторично, врач был ошеломлен этим чудом. Это необыкновенное переживание привело самого врача к вере, и позднее он крестился и перешел на миссионерскую службу. Находясь на пути выздоровления, Сундар перешел на попечение пресвитерианских миссионеров в Лудхиане. Здесь посетил его согбенный горем и страданием его отец и умолял его возвратиться домой. По словам Сундара, это был самый тяжелый момент после обращения, и он заколебался. Но опять он услышал голос своего Спасителя: “Ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое” (Матф.16:23). С той же внутренней болью, как и прежде, он отверг мольбу своего любимого отца.

Чтобы освободить юношу от дальнейших попыток его родственников к возвращению домой, а также от преследования черни, миссионеры отослали его в Сабхату, вблизи Симлы. Здесь на врачебной миссионерской станции, Сундар провел время в тихом исследовании Священного Писания до того дня, когда ему исполнилось 16 лет и он мог принять дозволенное законом крещение в англиканской церкви.

Ещё при жизни его горячо любимой матери Сундар неоднократно слышал её желание, что он должен стать святым саду.

Саду – это человек, который живет жизнью самоотречения и его радостей. Он не женится, отказывается от всякой собственности и денег. Он навсегда покидает свой родной очаг, странствует из одного места в другое, живя от подаяния. Цель его жизни – религиозное спасение как своей души, так и душ других людей.

Религиозный сан очень популярен во всех слоях населения Индии. Двери почти каждого дома открыты ему. Индус переживает исполнение религиозной заповеди любви, если предоставляет саду кров и дает ему пищу.

Приняв крещение, Сундар Синг почувствовал сильное стремление претворить этот идеал в действительность, стать саду и именно христианским саду.

Таким образом Сундар Синг вступил на новый путь в жизни с единственной целью: распространить свет истины и вечной жизни во спасение всех тех, которые страдают в цепях старого Адама. На теле тонкая льняная шафрано-желтого цвета одежда, под мышкой одеяло и в руке книга – Новый завет на родном языке. Это было всё его имущество.

В начале он возвещал Евангелие в своей родной местности. Оттуда он перешел в Пенджаб, затем в Афганистан и Кашмир. В эти места Евангелие тогда только только едва проникло. После долгого и мучительного миссионерства и странствования Сундар возвратился обратно в Котгарх, около Симлы в Гималаях, для отдыха. Здесь он познакомился с одним американским миссионером по имени Стокес, который также был облачен в индусского саду и был последователем францисканского учения и братства. Они вместе проповедовали Евангелие при очень тяжелых условиях в долине Кангра. В 1907 году они посвятили себя уходу за больными в доме для прокаженных в Сабахту и в больнице для чумных в Лахоре.

Дни и ночи они напряженно ухаживали за умирающими больными, едва находя себе необходимый отдых. В 1908 году Стокес заболел, был вынужден прервать свою работу и уехать обратно на родину. Сундар Синг один продолжал свою миссионерскую работу. Немного позднее в нем созрел новый и смелый план проникнуть в страну замкнутого и фанатического буддизма в Тибет и там проповедовать Евангелие.

В своей беспредельной любви ко Христу и ревности пронести свет Евангелие дальше, его не пугали опасности, страдания и даже смерть мученика. Уповая на исключительную милость Бога, а также готовый на все жертвы, девятнадцатилетний Сундар Синг перешел запретную границу Тибета. В пограничном городе Пой он провел короткое время у миссионеров Братской Общины. Здесь он приобрел необходимые знания тибетского разговорного языка и получил в помощь одного тибетца, вместе с которым он странствовал первые два месяца. Позднее он странствовал совершенно один. Несмотря на все перенесенные трудности в этой стране, Сундар Синг нашел и здесь открытые двери.

Так как зимой из-за глубокого снега миссионерство в Тибете невозможно, то он возвратился к началу осени обратно в Индию. Здесь он странствовал и благовествовал до Бомбея и обратно.

В 1909 году, по совету своих христианских друзей, он вступил в англиканский духовный колледж в Лахоре. Там он два года изучал богословие. По окончании учебы он получил право проповедовать в церкви. Но внутренний голос звал его опять в Тибет, и в 1910 году он провел там полгода, включая жаркие летние месяцы. Возвратившись обратно, он уединился для молитвы и получил уверенность, что его полем деятельности является весь мир. Таким образом, он сделал ещё один решительный шаг и стал независимым от церковных связей. Но это не означало, что Сундар Синг был в принципе против церкви, напротив того, он утверждал: “Так как не каждый является мистиком, то авторитет церкви для большинства людей останется необходимым. Но недостаточно быть членом церкви нужно также быть членом Христа”.

С новой ревностью и с новыми силами Сундар Синг продолжает проповедовать Евангелие любви и жизни.

В Гархвале, Непале и Кулу он благовествовал о Спасителе. Летние месяцы 1912 года он провел опять на Тибете. Здесь на снежной вершине Кайлаша, недалеко от озера Манесеровар, среди чудного ландшафта, в одной из пещер он натолкнулся на глубоко престарелого отшельника, известного по имени Махаришин (т.е. большой пророк) из Кайлаша. К большому удивлению Сундара оказалось, что Махаришин был христианином.

Они вместе склонили свои колени и вознесли молитвы ко Христу. Махаришин рассказал, что в молодости он был ревностным мусульманином, но не нашёл в исламе истинного мира. В Александрии он встретил одного христианина из Индии. Последний разрешил все его сомнения. Обратившись ко Христу и найдя желаемый мир, он стал вместе с ним проповедовать Христа. Позднее он странствовал и проповедовал совершенно один. Состарившись, он пришёл сюда в безлюдные горы и много времени проводил в молитве.

По возвращении из Тибета Сундар Синг пришел в восточную Индию. Здесь он встретил так называемых индусских саньязи, которые были тайными христианами. У них не было алтарей и икон, он собирались рано утром для чтения Библии на санскритском языке и совершали молитвы. Их лозунг гласил: “Иисусу из Назарета принадлежит победа”. Сундар Синг призвал их выйти из подполья и открыто проповедовать Христа.

В этом же году он провел свой давно лелеянный план поста, в убеждении, что таким путем он внутренне больше приблизится к своему Спасителю. Для этого он избрал отдаленное место в джунглях. Он положил возле себя 40 камней и каждый день откладывал один камень в сторону, ведя таким образом точный счет дням поста. Его физические силы при этом с каждым днем слабели, но, по его словам, его духовный взор увеличивался, и глубокий мир наполнял его душу.

В результате он настолько ослаб, что не в силах был больше поднять руку, чтобы отложить очередной камень. В таком состоянии его нашли дровосеки, вынесли его из джунглей и передали его христианским друзьям в местечке Анфимд. Эти друзья проявили большое сочувствие к нему и ухаживали за ним. Выздоровев, Сундар Синг почувствовав себя духовно гораздо сильнее и свободнее, нежели перед постом. Прилив новых сил и более тесное присутствие божественного духа сопутствовали ему теперь дальше.

Летом Сундар Синг опять направился в Тибет возвещать Евангелие Спасителя. На этот раз он пережил там тяжелые преследования. В Разаре его схватили и привели к ламе. Он был обвинен в том, что вторгнувшись сюда без разрешения, проповедовал чужую религию. Его приговорили к смерти и, в исполнение этого, сбросили в высохший колодец, глубиною 40 футов. Здесь он упал на целую кучу разложившихся трупов. Невыносимая вонь и тьма окутали его. При падении он повредил себе правую руку. Наконец колодец закрыли железной крышкой и заперли на замок.

Без пищи и воды, с болью в руке, слабея силами, он молился словами Христа: “Боже мой, Боже мой, для чего Ты меня оставил?”. И вдруг Сундар Синг почувствовал в своей душе глубокий мир и близкое присутствие Бога. На третью ночь он услышал над своей головой скрипящий шорох. Кто-то открыл и сдвинул крышку колодца, опустил ему канат и повелел за него ухватиться. Последними силами Сундар Синг ухватился за этот канат и был осторожно извлечен из колодца.

Его таинственный освободитель опять закрыл колодец на замок и бесследно исчез. Боль в руке у Сндара внезапно прошла, и чистый воздух пробудил его к новой жизни. В глубокой молитве он восхвалял и благодарил Бога за это чудесное спасение. Рано утром, с трудом передвигаясь, он пришел обратно в город; отдыхая на постоялом дворе, собирал силы для новой работы на ниве Божьей. Его неожиданное возвращение произвело большое  возбуждение у населения. Но он опять  был схвачен и приведён к ламе.

На поставленные ему вопросы он рассказал историю своего чудесного избавления. Находясь в сильном возбуждении, лама заподозрил, что кто-то присвоил ключ от колодца. Но на его лице выразилось большое смущение, удивление и страх, когда он увидел, что ключ висит на его собственном поясе. Тотчас же он приказал Сундару покинуть город и удалиться как можно дальше, чтобы через его могучего Бога их не постигло какое-либо несчастье.

При  наступлении   зимы  Сундар  возвратился обратно в Индию. В  начале 1914 года он был  в  Бенгалии,   потом он  проповедовал  в Дарджелинге, Сиккиме и в заключении в Непале. В Иломе он был схвачен и брошен в тюрьму. В тюрь­ме, проповедуя преступникам, он был за это выведен на рыночную площадь, раздет и растянут на деревянном блоке для пытки: к его телу были  приложе­ны пиявки. Без пищи и воды, день и ночь Сундар переносил эти тяжелые мучения. На следующее утро, несмотря на крайне ослабленное состояние, его лицо сияло радостью и миром, и толпа, видя это, была охвачена паническим суеверием и освободила его,  заставив его покинуть город.

В следующий раз, в округе Ториа, враждебно настроенные жители одной деревни заставили его также покинуть это место. В одной низкой пещере, в джунглях, он нашел себе убежище и заснул там. Рано утром, проснувшись, он заметил около себя могучего спящего леопарда. В большом испуге, но без шо­роха он приподнялся и тихо покинул пещеру. Леопард спал спокойно дальше. Сундар снова убедился, что в эту ночь рука Господня, как и раньше, охраня­ла его.

Сундар Синг свидетельствует, что никакой дикий зверь не причинил ему когда-либо вреда.

Мы, заурядные люди, порою недопонимаем, что лучшей защитой че­ловека является  чистота его души.

Относительно годов 1915-1917 сведения о деятельности Саду Сундара Синга отсутствуют. Но в это время его имя широко распространилось по всей христианской части Индии. Куда он только ни приходил проповедовать, хрис­тиане большими толпами стекались слушать его. Возможно, что к этому времени относится его важное внутреннее переживание, о котором он  повествует в своем свидетельстве: “У ног Учителя”.

Однажды, идя в джунгли специально для молитвы, перед ним явился некто, поведение и обращение которого выявляли в нем благородного и благочестивого человека. Но все же что-то коварное проявлялось  в его глазах и  в ледяном тоне голоса. Он обратился к Сундару со следующими  словами: «Хотя  ты себя отдаешь всем сердцем и всею душою на служение своему ближнему, но достойного вознаграждения ты еще не получил.

У меня такая мысль: своим влиянием, как христианин, ты достиг лишь не­сколько тысяч христиан. Но твое влияние ограничилось на них и даже некоторые из них смотрят на тебя с недоверием. Не лучше ли было бы для тебя стать руководителем индусов и магометан? Они ищут такого человека. Если ты на это согласишься,   то переживешь вскоре, как миллионы индусов и магоме­тан в Индостане последуют за тобой и будут даже поклоняться тебе и восхвалять тебя. Услышав это, у Сундара Синга сорвались слова: “Отойди от  меня, сатана! Я всегда знал, что ты волк в овечьей шкуре. Ты хочешь, чтобы я покинул узкий путь креста и страданий и перешел бы на широкий путь смерти.

Моя награда есть Господь, Который отдал Свою жизнь за меня, и мой священный долг состоит в том, чтобы себя самого и все, что имею, пожертвовать для Него, Который для меня все. Отойди от меня, я ничего общего с тобой не имею!” После этого он со слезами на глазах стал молиться. Закончив молит­ву, он вдруг увидел перед собою чрезмерно прекрасную и светлую личность. Хотя эта личность ничего не говорила и слезы в глазах Сундара мешали ему все ясно видеть, но потоки любви, как молния, пронизали его душу, и он узнал своего горячо любимого Спасителя и пал к Его ногам.

До мая 1918 года Сундар Синг проповедовал в Южной Индии. Затем шесть недель он провел на Цейлоне. Здесь большие миссии католических и протестантских христиан, магометане, индусы и буддисты тесно наполняли собрания, которые он проводил три раза в день. С большой силой Сундар Синг осуждал кастовый дух, богатство и роскошь, которые он видел здесь у христиан. Его обратный путь вел опять через Южную Индию в Бомбей и Калькутту.

Отсюда он совершил миссионерскую поездку в Бирму. Затем он посетил через Сингапур  Японию. Здесь он был глубоко потрясен картиной материализма, безнравственности и религиозного равнодушия народа. Отсюда он переехал в Китай, проповедуя туземцам, европейцам и американцам. Как на японских, так и на китайских христиан Сундар Синг произвел глубокое впечатление.

Прибыв обратно на свою родину, Сундар Синг в июле 1919 года опять по­сетил Тибет. На этот раз он был там вместе с одним тибетским христианином. При возвращении на родину он пережил большую радость: его отец нашел и принял Спасителя.

Однажды ночью, в молитве, Саду Сундар Синг получил внутренний зов поехать в Англию и проповедовать там. В феврале 1920 года он прибыл в Ли­верпуль и отсюда через Манчестер приехал в Бирмингем. Позднее он пропове­довал в Оксфорде, Кембридже и Лондон.

В Вестминстре он говорил проповедь в присутствии 700 англиканских духовных лиц, среди которых находился ар­хиепископ Кентерберийский, а также и многие другие епископы. Он также по­сетил  Шотландию, Ирландию и Париж.

Позднее он  посетил  Америку  и  Австралию. В начале лета 1921 года он прибыл опять в Тибет. В 1922 году он имел радость посетить Палестину. Отсюда, через Марсель, он приехал в  Швейцарию. Здесь он проповедовал в Лозанне, Женеве, Нойшателе, Берне, Цюрихе, Базеле и других местах. Короткое время он провел в Гер­мании, проповедуя в Лейпциге, Галле, Гамбурге и Киле. Отсюда он посетил Скандинавские страны. В Швеции, в городе Упсала, он был несколько дней гос­тем у известного архиепископа Натана Сёдерблома. В актовом зале универси­тета он держал речь об индуизме, и в соборе он говорил о значении молитвы. На этот раз он провел в Европе три месяца.

Впечатление, которое он произвел на европейских слушателей, было очень сильным. Тысячи европейских христиан получили новый импульс и пережили пробуждение к серьезному следованию за Христом. Один Лондонский миссионер, слышавший Сундара Синга, сообщает: “Его внутренняя жизнь видна на его лице, сияющее истинным небесным светом каждый раз, когда его уста говорят слова о невыразимом мире и счастье.

Внутренний свет излучается от него так естественно, потому что он ничего другого не имеет в мыслях, как только Бога и Его волю”. Одна дама из Швеции пишет: “Я должна сказать, что это действительно было религиозное переживание. Перед этим большим слу­жителем нужно было бы преклониться, так как он не выставлял себя, но Бога, Которого он возвещал”. Один швейцарский теолог пишет: “Он произвел на ме­ня очень большое впечатление, я должен сказать, самое сильное впечатление, которое я когда-либо получил в своей жизни”.

Самому же Сундару Сингу пребывание в западных странах принесло самое сильное разочарование. С большой болью в сердце он говорит: “Однажды я сидел на берегу одной реки в Гималаях; я взял из воды очень красивый круглый камень и разбил его. Его внутренняя часть была совершенно сухой. Этот камень лежал долгое время в воде, но вода не могла в него войти. То же самое происходит с людьми в Европе.

На протяжении многих столетий они омываются волнами христианства и полностью окунуты в его благословения. Они  живут в христианстве, но христианство не вошло в них и не живет в них. Вина лежит не в христианстве, а в окаменелости их сердец. Материализм и интеллектуализм сделали сердца черствыми. Я представлял себе, что жи­тели христианских стран читают Библию и они подобны ангелам. Но при по­сещении этих стран, я  понял мое заблуждение.

Большинство из них имеют белое лицо, но черное сердце. Люди на Западе, получивши так много благос­ловений, теперь теряют их, так как они свою жизнь строят  на внешних вещах: на роскоши, деньгах и других земных интересах. Поэтому, в день суда язычники будут менее наказаны, так как они ничего не слышали о Христе; но жители христианских стран будут больше наказаны, так как они слышали благую весть о Нем, но отвергли ее.

Время близко, когда Христос со своими ангелами возвратится, и тогда Он обратится к так называемым христианам и скажет  им: “Я не знаю вас; вы знали Мое имя, вы знали, кто Я, вы знали так же Мою жизнь и Мои дела. Но Меня лично вы не хотели познать. Я не знаю вас”. Если вы Его тогда увидите в Его величии, вас охватит раскаяние, что вы не уверовали в Него – вашего Бога. Но тогда будет уже поздно.

Вы допустили, чтобы вами руководили неверующие, люди плотского ума, которые вас убеждали, что вы не должны верить  в Его Божественность. Тогда будет для раскаивающихся уже поздно. Теперь же еще есть короткое время. Быть может, вы тогда услышите: “Один человек из языческой страны был у вас, он свидетельствовал о Мне, о живом Христе, ибо он познал Мое могущество и славу, и все  же вы не пожелали уверовать. Еще осталось короткое время для вас все обдумать, но не только обдумать, но и действовать. Поэтому, мои дорогие друзья, идите сегодня же работать в Его виноградник”.

Как-то в разговоре о первой мировой войне Саду сказал: “Еще более тяжелые переживания и времена постигнут Европу, ибо Господь любит людей. Когда им хорошо живется, они забывают молиться, и в этом их духовная смерть. Новорожденных детей опускают в воду или же бьют их, чтобы привес­ти их к плачу, и таким образом учат их дышать. Таким же образом и Господь учит людей через бедствия и страдания молиться”.

С твердым намерением никогда больше не возвращаться в Европу Сундар Синг отряхнул от своих ног прах посещенных им мест.

С глубокой болью в душе он познал, что люди на Западе большей частью запутаны в грехах наслаждения, отталкивая благую весть спасения во Христе. Поэтому, возвратясь на родину, он снова пошел по тернистому пути, с Евангелием, в Тибет. В одной из своих проповедей он сказал: “Я не чувствую никакого страха в ближайшее время умереть в Тибете. Когда этот день приблизится, я приму его с радостью. Я возвращаюсь в Тибет каждый год, и, быть может, уже в будущем году вы услышите, что я там потерял свою жизнь. Тогда не думайте о том, что я мертв, но скажите: он ушел на небо к жизни, он находится у Христа”.

Как глубока и богата была внутренняя духовная жизнь Сундара Синга и какими большими духовными дарами наделил его Господь. Об этом повествуют дальнейшие строки: “Все, что я достиг,  говорит Сундар Синг, – я получил через молитву. Когда мы молимся, то нам все открыто, что нам нужно для духовной жизни. Молитва есть дыхание нашей духовной жизни. Как мы через обыкновенное дыхание вдыхаем в себя воздух, точно так же мы исполняемся через молитву Духом Святым.

Жизнь, как таковая, имеет свою основу в Боге. Но человек не думает об этом. Как только человек начинает молиться, только тогда он испытывает и переживает, как чудно жить в Боге. Молитва – это необходимая подготовка для принятия духовных даров от Бога. Без молитвы Бог не может нам дать эти дары. Через Библию мы научаемся познавать Христа, но истинно Его познать мы можем лишь, молясь при этом. Это мой личный опыт. Я не мог понять, что Он есть Бог. Он мне открылся через молитву.

Через молитву, через это простое средство мы достигаем присутствия Христа и научаемся познавать Его. Вы должны уединиться и в тиши молиться Христу, тогда вы будете слышать Его и это поможет вам. Если вы каждый день хотя бы полчаса будете читать Его Слово и молиться Ему, то вы сами убедитесь, что Он откроет Себя вашим душам. Я твердо убежден, что через молитву  Он так же и вам откроет Себя и тогда вы познаете Его как Он есть. И Он не только откроет Себя, но Он лично Сам придет к вам и даст вам силу, радость и мир”.

Христос открыл Сундару: “То, что невозможно человеку, станет возмож­ным через молитву. Мои слуги лично переживают в своей жизни чудеса, кото­рые мудрецы оспаривают как явления, противоречащие здравому разуму и за­конам природы. Они не могут понять, что Тот, Который дал всему творению свои определенные законы и порядок, никогда Сам не может быть заключен в границы этих законов. Плотской, душевный человек не может понять этого, потому что о сем надобно судить духовно (1 Кор.2,14).

Для Сундара молитва означает прежде всего не просьбу о каких-либо земных благах, но главным образом познание Божьей воли и стремление к Нему Самому.

 “Сущность молитвы состоит не столько в том, чтобы что-то желать от Бо­га, сколько в том, чтобы открыть наше сердце Богу, говорить с Ним и жить в постоянном общении с Ним. Молитва есть постоянное предоставление себя Бо­гу и соединение с Ним. Истинные дети Божии  не столько просят Его даров, сколько жаждут Его защиты и близости”.

Вот пример текста одной молитвы, составленной Сундаром: “О Господи, Ты, Который есть все во всем, жизнь моей жизни и дух моего духа. Будь милосерд ко мне и наполни меня Твоим Святым Духом и Твоей любовью так, что в моем сердце не было бы места для чего-либо  другого. Я не прошу других даров как только Тебя Самого, Тебя, Подателя всех хороших даров, Тебя, дающего жизнь. Я не прошу о земном с его роскошью и почестью, а только о небесном. Я жажду Тебя, Тебя Единственного, ибо где находишься Ты, там и есть небо. В Тебе утешение и все изобилие для моего сердца. Ты, Творец, создал это сердце для Себя, а не для других целей, поэтому не может это сердце найти покоя ни в чем другом, как только в Тебе одном. О, Отец, Ты, Который создал эту жажду мира в моем сердце, возьми из моего сердца все, что в нем против Тебя и живи и владычествуй Ты в моем сердце”.

В 1920 году отец Сундара Синга обратился к нему со следующим вопросом: “наблюдаю за твоею жизнью и сравниваю ее с годами, которые ты про ­многие страдания, которые ты перенес, ты выглядишь все время счастливым. Отчего это происходит?” Сундар ответил: “Не оттого, что во мне самом есть что-либо хорошее, но оттого, что я нашел мир в живом Христе, Которого я раньше ненавидел; теперь же я Его знаю. Это такой чудный мир, и если бы было возможно, то я показал бы его. Но это невозможно, так как этот мир нельзя видеть. Мы не можем его другим описать. Невозможно словами выразить этот мир. Но те, у которых открыты духовные очи, могут это понять”.

Этот глубокий мир он имел и тогда, когда его в Непале на рыночной площади совершенно нагим растянули на деревянном блоке и его тело покры­ли пиявками, высасывающими его кровь. Этот небесный мир является для Сундара Синга центральным чудом его жизни, и не только его жизни, но и центральным чудом всего христианства. Этот мир есть исполнение глубочайшей жажды, которую Бог вложил в сердце человека. “Мир сердца – это самое большое чудо этого мира. И мы находим этот мир лишь во Христе. Он создал это сердце для мира, и потому оно спо­койно, если имеет этот мир”, – говорит Сундар. Мир и радость – это основная нота истинной христианской жизни. Но, по опыту Сундара, мир и радость никогда не были так чисты, глубоки, безграничны, как во времена сильнейшего страдания.

“Когда я страдал за моего Спасителя, я находил небо на земле, что означает такую чудную радость, какую я иначе никогда не находил. В страданиях я всегда так сильно чувствовал присутствие Христа, что никакое сомнение не могло во мне появиться. Его присутствие было так светло, как дневное солнце. Боль и несчастье приближают нас сильнее к Богу и делают нас способнее к служению Ему. Кто не испытал страдания, не способен познать высшую радость. Истинная радость жизни заключается в том, что мы ежедневно умираем для себя, ибо умирая, мы получаем жизнь от Творца жизни.

Крест – это ключ неба. Через крест Бог открывает людям Свою любовь. Без креста мы не знали бы о любви нашего Небесного Отца. По этой причине Бог требует, чтобы все Его дети несли это тяжелое, но сладкое бремя. Только таким образом может проявиться наша любовь к Богу и Его любовь к нам и к другим. Последовать Христу и нести Его крест – это радостно и драгоценно. После того, как я по воле Христа жил как саду, я смею сказать, что крест будет нести тех, которые сами несут его, нести их к небу, к лику Спасителя.

Христос сошел с  неба, чтобы спасти нас. Если бы Он остался на небе, то мы были бы потеряны. Если мы эгоистичны и живем только для себя, не забо­тясь о наших братьях, тогда мы еще не познали того, к чему призвал нас Ии­сус Христос, когда Он сошел с неба. Если мы не будем помогать другим, то мы и не будем подобны Христу, Который сошел с неба, чтобы спасти нас, как не сможем мы стать и подобными Богу, Который послал Его, чтобы Он был нашим Спасителем.

Дети Божии так же должны отдать свою жизнь в жертву, чтобы своим, во грехах живущим братьям, принести благую весть Господа о прощении и спасении, подобно Христу, отдавшему Свою жизнь, чтобы спасти нас. Как Христос умер за нас, так и мы должны умереть за братьев. Истинная жизнь христианина состоит в двояком: жизнь в Боге и жизнь для братьев, другими словами: в тихой молитве и громком свидетельстве как словом, так и делом.

Находясь же в этом мире, живя и действуя в нем, дети Божии не должны и не смеют себя смешивать с греховным миром. Хотя мы и находимся в этом мире, но этот мир не смеет быть в нас. Не мир, но Христос должен находить­ся в нас”,   —  говорит Сундар.

По этому поводу он рассказывает следующее: “Во время одного моего странствования в Гималаях я однажды пришел на одно страшно грязное место. Неприятный запах там был так противен, что меня вырвало. Несколько дней позднее я опять проходил через это место и встретил чудесную перемену. Грязь там была та же, как и прежде, но посреди этого грязного места рас­цвел чудесный цветок, и его чудный запах был сильнее запаха этого места. Грязь же служила питанием и удобрением для цветка, лучи солнца падали на него, он принимал их тепло, и там, среди грязи, сияла красота. Истинные христиане в этом мире подобны цветам. Они могут без опасности жить среди греховной грязи, при условии, если их лицо и сердце будут направлены к Солнцу Правды, лучи Которого сияют в их сердце”.

Сундар Синг также неустанно призывает каждого христианина к свидетельству. “Не нужно, чтобы каждый человек стал проповедником, но необходимо, чтобы каждый христианин стал живым свидетелем своего Спасителя. Быть мо­жет, ты застенчив и тебе трудно говорить другим о Христе, но Господь даст тебе жизнь духа, через которую твое новое поведение принесет плоды. Можно быть и большим проповедником, не будучи свидетелем Христа. Можно также быть живым свидетелем, большим свидетелем Христа, не будучи проповедни­ком и оратором. Не все истинные христиане могут стать проповедниками, но каждый из них может быть свидетелем Христа не только своими устами, но всей своей жизнью.

Кроме того, некоторым верующим легко стать мучениками и однажды во имя Христа умереть мученической смертью. Но Он также желает мучеников, которые живут и умирают каждый день и через такую жертву и самоотвержение служат другим ко спасению, как Апостол Павел (1 Кор. 15:31). В первом случае легко для Него умереть, но тяжело для Него жить, так как тот, кто для Него живет, умирает не один раз, но каждый день”.

Из всего так сжато и кратко вышесказанного мы все же уже можем пред­ставить себе картину духовной жизни пламенного свидетеля Христа – Саду Сундара Синга. Со дня своего спасения и до дня своего бесследного исчезновения он всю свою жизнь посвятил на служение Христу, для спасения своих ближних.

Многие христиане могут согласиться, что в глубоких страданиях лежит ключ к Божьим благословениям. Сундар Синг познал это. Перенесенные им страдания и лишения во имя Господа служили ему лишь источниками высшей и чистой радости, и прославления дорогого имени Иисуса Христа.

Заканчивая это краткое жизнеописание Сундара Синга, приведем еще ис­ходящие из глубины сердца его слова:

“Христос – мой Спаситель. Он – моя жизнь. Он для меня все: на небе и на земле. Однажды я странствовал через одну песчаную местность. Я был утомлен, и меня мучила жажда. Стоя на холме, я искал глазами воду. Увидя на некотором расстоянии озеро, меня охватила радость, так как теперь я на­деялся утолить свою жажду. Долго я шел к этому озеру, но я не дошел до не­го. Позднее я понял, что это был лишь мираж.

Подобно этому, я странствовал на земле и искал воду жизни. Обольщения этого мира: богатство, положение, честь и благополучие – были подобны миражу, “водою” которого я надеялся утолить свою жажду в пустыне. Но я никогда не нашел и одной капли воды, чтобы утолить жажду моего сердца. Я думал, что я умру от жажды. Но как только открылись мои духовные глаза, я воспринял потоки живой воды, вытекавшие из пронзенных ребер Иисуса Христа. Я пил и был полностью утолен. Жажда исчезла.

С тех пор я постоянно пил из этого источника воду жизни и никогда больше не был мучим жаждой в пустыне этого греховного мира.  Мое сердце исполнено восхвалением и благодарностью”.

 Журнал “Евангельская вера” 1991 г.

Скачать для печати

  1. Светлана:

    Спасибо большое,очень хорошее сведетельство.Меня оно вдохновило. После я нашла еще проповеди єтого человека в интернете.
    Слава Богу за таких Его служителей!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *